Андрей Вознесенский

Я — семья

Я — семья
Во мне как в спектре живут семь «я»,
невыносимых, как семь зверей
А самый синий свистит в свирель!
А весной
Мне снится
что я —
восьмой!

Далее… »

В человеческом организме

В человеческом организме
девяносто процентов воды,
как, наверное, в Паганини,
девяносто процентов любви.

Даже если — как исключение —
вас растаптывает толпа,
в человеческом назначении —
девяносто процентов добра.

Девяносто процентов музыки,
даже если она беда,
так во мне, несмотря на мусор,
девяносто процентов тебя.

Не возвращайтесь к былым возлюбленным

Не возвращайтесь к былым возлюбленным,
былых возлюбленных на свете нет.
Есть дубликаты — как домик убранный,
где они жили немного лет.

Вас лаем встретит собачка белая,
и расположенные на холме
две рощи — правая, а позже левая —
повторят лай про себя, во мгле.

Два эха в рощах живут раздельные,
как будто в стереоколонках двух,
все, что ты сделала и что я сделаю,
они разносят по свету вслух.

А в доме эхо уронит чашку,
ложное эхо предложит чай,
ложное эхо оставит на ночь,
когда ей надо бы закричать:

«Не возвращайся ко мне, возлюбленный,
былых возлюбленных на свете нет,
две изумительные изюминки,
хоть и расправятся тебе в ответ…»

А завтра вечером, на поезд следуя,
вы в речку выбросите ключи,
и роща правая, и роща левая
вам вашим голосом прокричит:

«Не покидайте своих возлюбленных.
Былых возлюбленных на свете нет…»

Но вы не выслушаете совет.

Я тебя разлюблю и забуду

Я тебя разлюблю и забуду,
когда в пятницу будет среда,
когда вырастут розы повсюду,
голубые, как яйца дрозда

Когда мышь прокричит кукареку.
Когда дом постоит на трубе;
Когда съест колбаса человека
и когда я женюсь на тебе.

Живите не в пространстве, а во времени

Живите не в пространстве, а во времени,
минутные деревья вам доверены,
владейте не лесами, а часами,
живите под минутными домами,
и плечи вместо соболя кому-то
закутайте в бесценную минуту…
Какое несимметричное Время!
Последние минуты — короче,
Последняя разлука — длиннее…
Килограммы сыграют в коробочку.
Вы не страус, чтоб уткнуться в бренное.
Умирают — в пространстве.
Живут — во времени.

Сон

Мы снова встретились,
и нас везла машина грузовая.
Влюбились мы — в который раз.
Но ты меня не узнавала.

Ты привезла меня домой.
Любила и любовь давала.
Мы годы прожили с тобой,
но ты меня не узнавала!

Говорит мама

Когда ты была во мне точкой
(отец твой тогда настаивал),
мы думали о тебе, дочка,—
оставить или не оставить?
Рассыпчатые твои косы,
ясную твою память
и сегодняшние твои вопросы:
«оставить или не оставить?»

Ни славы, и ни короны

Ни славы и ни короны,
Ни шаткой короны земной —
Пошли мне, Господь, второго —
Чтоб вытянул петь со мной!
Прошу не любви ворованной,
Не славы, что на денёк —
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб не был так одинок.
Чтоб кто-нибудь меня понял,
Не часто, ну хоть разок.
Из раненных губ моих поднял
Царапнутый пулей рожок.
И пусть мой напарник певчий
Забыв, что мы сила вдвоём,
Меня, побледнев от соперничества,
Прирежет за общим столом.
Прости ему. Он до гроба
Одиночеством окружён.
Пошли ему, Бог, второго —
Такого, как я и он.

Исповедь

Ну что тебе надо еще от меня?
Чугунна ограда. Улыбка темна.
Я музыка горя, ты музыка лада,
ты яблоко ада, да не про меня!

На всех континентах твои имена
прославил. Такие отгрохал лампады!
Ты музыка счастья, я нота разлада.
Ну что тебе надо еще от меня?

Смеялась: «Ты ангел?» — я лгал, как змея.
Сказала: «Будь смел» — не вылазил из спален.
Сказала: «Будь первым» — я стал гениален,
ну что тебе надо еще от меня?

Исчерпана плата до смертного дня.
Последний горит под твоим снегопадом.
Был музыкой чуда, стал музыкой яда,
ну что тебе надо еще от меня?

Но и под лопатой спою, не виня:
«Пусть я удобренье для божьего сада,
ты — музыка чуда, но больше не надо!
Ты случай досады. Играй без меня».

И вздрогнули складни, как створки окна.
И вышла усталая и без наряда.
Сказала: «Люблю тебя. Больше нет сладу.
Ну что тебе надо еще от меня?»

Лень

Благословенна лень, томительнейший плен,
когда проснуться лень и сну отдаться лень.

Лень к телефону встать, и ты через меня
дотянешься к нему, переутомлена.

Рождающийся звук в тебе, как колокольчик,
и диафрагмою мое плечо щекочет.

«Билеты? — скажешь ты. — Пусть пропадают. Лень».
Медлительнейший день в нас переходит в тень.

Лень — двигатель прогресса. Ключ к Диогену — лень.
Я знаю: ты прелестна, все остальное — тлен.

Вселенная дурит? До завтрего потерпит.
Лень телеграмму взять — заткните под портьеру.

Лень ужинать идти, лень выключить «трень-брень».
И лень окончить мысль: сегодня воскресень…

Июнь среди дороги
Разлегся подшофе
Сатиром козлоногим
Босой и в галифе.

На стихи поэта написаны популярные эстрадные песни: «Плачет девочка в автомате», «Верни мне музыку», «Подберу музыку», «Танец на барабане», «Песня на „бис“» и «Миллион алых роз», где поэт в стихах пересказал новеллу Паустовского о любви художника Пиросмани к французской актрисе. С автором четырёх последних песен Раймондом Паулсом Вознесенский сотрудничал очень много. Рок-опера «Юнона и Авось», написанная на либретто Вознесенского Алексеем Рыбниковым, была поставлена в 1981 году Марком Захаровым в Московском театре имени Ленинского комсомола. Наиболее известен романс «Я тебя никогда не забуду», основанный на стихотворении «Сага».

Самуил Маршак

Мы принимаем всё, что получаем,
За медную монету, а потом —
Порою поздно — пробу различаем
На ободке чеканно–золотом.
1962

Далее… »

«Почему-то в последнее время пристрастился к отдельным четверостишиям. То ли свойственное возрасту стремление к наибольшей лаконичности, то ли четверостишия мои — последние капли пересыхающего потока. Будущее покажет» (11 июля, 1962, т. 8).

* * *

Чудес, хоть я живу давно,
Не видел я покуда.
А впрочем, в мире есть одно
Действительное чудо:

Помножен мир (иль разделен?)
На те миры живые,
В которых сам он отражен,
И каждый раз впервые.

Всё в мире было бы мертво —
Как будто мира самого
Совсем и не бывало,—
Когда б живое существо
Его не открывало.

 

 

О моде

Ты старомоден. Вот расплата
За то, что в моде был когда–то.

 

Берлинская эпиграмма

«Год восемнадцатый не повторится ныне!»—
Кричат со стен слова фашистских лидеров.
А сверху надпись мелом: «Я в Берлине»
И подпись выразительная: «Сидоров».

 

Вересковый мед

Шотландская баллада
(из Роберта Стивенсона)

 
 
Из вереска напиток
Забыт давным–давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

 В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки–медовары
В пещерах под землей.

 Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый – на живом.

      _______

 
Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

 
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки–медовары
Приют себе нашли.

 
Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

 
Вышли они из–под камня,
Щурясь на белый свет, –
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

 
К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.

 
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

 
Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!»

 
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море катились валы.

 
И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

 
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну!» –
Карлик сказал королю.

 
Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!

 
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем…
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.

 
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод –
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!..»

 

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

 

Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец–старик:

 
«Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.

 
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна –
Мой вересковый мед!»

 

* * *

Все умирает на земле и в море,
Но человек суровей осужден:
Он должен знать о смертном приговоре,
Подписанном, когда он был рожден.

Но, сознавая жизни быстротечность,
Он так живет — наперекор всему,—
Как будто жить рассчитывает вечность
И этот мир принадлежит ему.

 

* * *

Да будет мягким сердце, твердой — воля!
Пусть этот нестареющий наказ
Напутствием послужит каждой школе,
Любой семье и каждому из нас.

 
Как часто у тиранов на престоле
Жестоким было сердце, слабой — воля.

 

* * *

Даже по делу спеша, не забудь:
Этот короткий путь —
Тоже частица жизни твоей.
Жить и в пути умей.

 

* * *

Как ни цветиста ваша речь,
Цветник словесный быстро вянет.
А правда голая, как меч,
Вовек сверкать не перестанет.

 

* * *

Читатель мой особенного рода:
Умеет он под стол ходить пешком.

 
Но радостно мне знать, что я знаком
С читателем двухтысячного года!

 

* * *

Человек ходил на четырех,
Но его понятливые внуки
Отказались от передних ног,
Постепенно превратив их в руки.

Ни один из нас бы не взлетел,
Покидая Землю, в поднебесье,
Если б отказаться не хотел
От запасов лишних равновесья.

Цитата дня: Фильм ДМБ

— Пришивайте подворотничок к воротничку.
— А мы не умеем.
— Никто не умеет… Дело не в умении, не в желании и вообще ни в чём. Дело в самом пришивании подворотничка.

Далее… »

— Армия — не просто доброе слово, а очень быстрое дело. Так мы выигрывали все войны. Пока противник рисует карту наступления, мы меняем ландшафты, причём вручную. Когда приходит время атаки, противник теряется на незнакомой местности и приходит в полную небоеготовность. В этом смысл, в этом наша стратегия.

*
— Мужики, а где тут берут в «морские котики»? В стройбат у меня нет никакого настроения — с детства не выношу бесплатного физического труда.

*
— Природа не храм и уж тем более не мастерская. Природа — тир, и огонь в нём надо вести на поражение.

*
- Отсюда, ребятки, наша Родина диктует свою непреклонную волю остальному мировому сообществу.
- Может, бахнем?
- Обязательно бахнем. И не раз. Весь мир в труху. Но потом.

*
- Видишь суслика?
- Нет.
- И я не вижу. А он есть.

*
— Есть такое слово: «Надо»!
— А я тогда присягу принимать не буду!
— Эх, дружок, молод ты… Не ты выбираешь присягу, а присяга выбирает тебя! Прапорщик, запишите эти простые, но в то же время великие слова.

*
— У нас убеждения.
— Какие такие убеждения?
— Мы веруем в Господа нашего, Говинду, а он нам в людей стрелять не велит.
— Всё, вы нам подходите. И говинда ваша ничего. Жутковато, но ничего. И стричь вас опять же не надо. И люди вы, видно, выносливые: 4 часа «Харе Кришну» орать — это не каждый сдюжит… Пойдёте в химвойска.

*
Да, жизнь — это колода карт. Мне было душно от мира. Мир ко мне симпатий тоже не испытывал. Надо было сделать выбор. В монастырях не давали курить, в тюрьмах — пить, оставалась армия. Армия — прекрасная страна свободы… и от мира, и от себя.

*
Чао, Буратины! Можете даже писать мне письма «до востребования». Меня зовут «Себастьян Перейра, торговец чёрным деревом». Шутка!

*
Вот взять меня — кем я был? А кем я стал? Мягко говоря, всем! А почему? Да потому что я — русский солдат! А русский солдат никогда не сдаётся. Один хрен ему терять нечего. Это и есть наша главная военная тайна.

Цитата дня. Йозеф Геббельс

Критик должен быть готов и способен в любой момент и по первому требованию занять место критикуемого им и выполнять его дело продуктивно и компетентно; в противном случае критика превращается в наглую самодовлеющую силу и становится тормозом на пути культурного прогресса.
Йозеф Геббельс

Далее… »

Па́уль Йо́зеф Ге́ббельс (правильно Гёббельс нем. Paul Joseph Goebbels, 1897—1945) — немецкий государственный и политический деятель, оратор, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии (1933—1945).

Пауль Йозеф Геббельс (став взрослым, он преимущественно пользовался вторым именем) родился 29 октября 1897 года в Рейдте в небогатой католической семье бухгалтера Фридриха Геббельса и рос вместе с четырьмя братьями и сестрами. В раннем детстве Йозеф Геббельс перенес остеомиелит, из-за чего у него деформировалась правая нога — всю оставшуюся жизнь он носил специальную обувь, но все равно не мог избавиться от хромоты.


C детьми на рождественском ужине, 1937

*
Пропаганда утрачивает силу, как только становится явной.
*
Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм
*
Всё гениальное просто, и всё простое гениально. Маленькому человечку нравится скрывать свою ничтожность за сложными вещами.
*
Пропаганда должна быть популярной, а не приятной интеллектуально. Поиск интеллектуальной правды не входит в задачи пропаганды.
*
Народ без религии — это как человек без дыхания.
*
Сегодня даже самые радикальные меры нельзя назвать радикальными и самая тотальная война недостаточно тотальна.
*
Знания, чтение книг, опыт и практика приносят больше вреда, чем пользы, если они не основываются на сильном характере.

*
Собственность обязывает и крепко привязывает.
*
Человек был и остаётся животным. С низкими или высокими инстинктами. С любовью и ненавистью. Но животным он остаётся всегда.
*
Большевизм — это диктатура худших.
*
Газета издавалась для народа. Поэтому все материалы должны были писаться тем языком, на котором говорит народ. У нас не было намерения создавать орган для «образованной публики». «Атака» должна была читаться массами, а массы читают лишь то, что они понимают.

*
Денежные свиньи капиталистической демократии… Деньги сделали нас рабами … Деньги — проклятие человечества. Они душат семя всего великого и хорошего. Каждый пенни липкий от пота и крови.

*

В ходе войны нацистской Германии с СССР Йозеф Геббельс неоднократно пытался убедить Гитлера изменить политический курс в отношении славянских народов, надеясь тем самым улучшить боевые условия для немецких солдат в Советском Союзе (очередную попытку министр пропаганды и один из ближайших соратников фюрера предпринял после поражения под Сталинградом). В своем дневнике Геббельс писал: «…лозунг о том, что на Востоке мы боремся только с большевизмом, а не с русским народом, существенно облегчит там нашу борьбу»

*
Большевизм, являющийся на самом деле нападением на мир личности, делает вид, будто он является светочем разума. Там, где того требуют обстоятельства, он предстаёт волком в овечьей шкуре. Но под лживой маской, которую он то здесь, то там надевает на себя, неизменно таятся дьявольские силы по разрушению мира. Там, где у него была возможность применить на практике свои теории, он создал так называемый «рабоче-крестьянский рай» в виде гигантской пустыни нищих и голодных людей. Если мы посмотрим на его доктрины, то мы увидим вопиющее противоречие между его теорией и его практикой. В теории он страстен и грандиозен, но за его привлекательной внешностью скрывается яд. На самом деле он страшен и ужасен. Это видно из миллионов жертв, принесённых на его алтарь, — мечом, топором, голодом, верёвкой палача. Его учение обещает безграничную «власть рабочих и крестьян», бесклассовый общественный строй, охраняемый государством от эксплуатации; он проповедует такой экономический принцип, при котором «всё принадлежит всем», и что в этой связи наконец наступит мир во всём мире.

Миллионы рабочих с нищенским жалованьем, которое просто нельзя себе вообразить в западной Европе; миллионы скорбящих и страждущих крестьян, у которых отобрали их землю, опустошаемую и разоряемую безумным экспериментом по парализующему коллективизму; голод, от которого ежегодно гибнут миллионы людей (и это в стране столь гигантской протяжённости, что она может служить житницей для всей Европы!); создание и оснащение армии, которая, согласно заявлениям всех ведущих большевиков, будет использоваться для осуществления мировой революции; грубое и безжалостное управление этим ведущим в пропасть государственным и партийным аппаратом горсткой террористов, состоящей по большей части из евреев, — всё это говорит совсем на другом языке, и мир не может слушать его до бесконечности, ибо это рассказ о безымянных страданиях и невообразимых лишениях, которые терпит народ с населением в сто шестьдесят миллионов человек.

Этот сатанизм мог зародиться только в мозгу кочевника без народа, расы и страны. И только одержимый сатанинской злобой мог начать эту революционную атаку. Ибо большевизм — это не что иное, как грубый материализм, спекулирующий на основных инстинктах человека. И в своей борьбе против западноевропейской цивилизации он использует самые низкие человеческие побуждения в интересах международного еврейства.

*
К нам поступают теперь бесчисленные сведения о большевистских зверствах. Они настолько ужасны в своей правдивости,что дальше ехать некуда.
*
Нелепо говорить, что покорность и дисциплина нужны лишь солдатам и играют незначительную роль в жизни наций. На самом деле все наоборот.

Дисциплинированное и обязанное подчиняться общество способно к мобилизации всех сил, облегчающих утверждение существования наций, и поэтому с великим успехом представляет интересы всех своих слоев. Однако такое общество нельзя создать с помощью одного только принуждения, но лишь захватывающей силой идеи, то есть, с помощью напряженного постоянного образования.

Существуют такие люди — которые, даже перед лицом громадного и всепоглощающего счастья, совершенно не способны к рефлексии, не говоря уже об эмоциях. Такие люди не обладают внутренней искрой жизни, и бесполезны для любого общества. Они не творцы истории, и уж тем более, невозможно творить историю, находясь рука об руку с ними. В своей глупости и пресыщенном декадансе, они — ничто иное, как бесполезные и испорченные животные. Они находят удовольствие и удовлетворение в возвышенных мыслях, то есть в невежестве, которое кажется им разумностью или мудростью, поднимающей их выше всяких мирских событий. Совершенно ясно, что нация не может состоять из подобного рода глупцов, и при этом быть способной на возвышенные действия и свершения.

Однако, невозможно представить или даже править, нацией, которая в основном состоит из этих дураков, а не из чистокровных, идеалистичных, верующих и преданных женщин и мужчин. Только такие люди являются значимыми единицами национального сообщества. Им можно простить тысячи слабостей, если только они достаточно сильны чтобы отдать — если потребуется — свои жизни ради своего идеала или мировоззрения.

Франция для французов, Англия для англичан, Америка для американцев, и Германия для германцев.

Хочу сказать в этот день, который, возможно, памятен всему миру, а не только нам, германцам: в течении своей жизни мне часто приходилось быть пророком, и за это меня часто осмеивали. Во время моей борьбы за власть в первую очередь именно евреи воспринимали мои пророчества со смехом, когда я говорил, что однажды я стану руководителем всего государства, и вместе с этим — всей нации, и что в таком случае, я, среди прочего, решу и еврейский вопрос. Их смех, некогда такой громкий, теперь, как я полагаю, застрял у них в горле.


Семейство Геббельсов в гостях у Адольфа Гитлера

*

«Акта о капитуляции за моей подписью не будет!»

22 апреля 1945 года Йозеф Геббельс вместе с семьей переехал в бункер под рейхсканцелярией («бункер фюрера»). 30 апреля после самоубийства Гитлера — в соответствии с политическим завещанием фюрера — министр пропаганды стал его преемником на посту рейхсканцлера, однако отказался подписывать акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. 1 мая 1945 года Йозеф Геббельс со своей супругой Магдой покончили жизнь самоубийством, предварительно отравив цианистым калием своих шестерых детей. Советские военные нашли их полуобгоревшие трупы на следующий день, 2 мая

Цитата дня. Богомил Райнов

Вы хотите от меня невозможного. А невозможное всегда стоит немножко дороже.
Богомил Райнов

Далее… »

*
…то, чем другие пренебрегают, всегда в избытке. Может, в этом и есть рецепт того, как быть всегда довольной жизнью? Привыкни к тому, чего не едят другие, и будешь всегда сыта.

*
- И что же в них особенного, в этих брильянтах? — продолжает рассуждать мой друг. — В том-то и дело, что ничего особенного. Чистый углерод.

*
Ничто так не укрепляет здоровье, как спокойный сон и одиночество.

*
И все-таки ожидание не всегда приближает нас к цели. Можно терпеливо, до умопомрачения ждать поезда там, где он не проходит.

*
Все мы в молодости воображаем, что жизнь — это состязание на скорость. И только потом понимаем, что она — состязание на выносливость.

*
Трудно приблизиться к порогу искусства. Многие так и остаются за порогом. Но еще труднее переступить его и войти в храм, ибо с древности известно, что много званых, но мало избранных.

*
Воспринимаешь ли ты искусство как иллюзию или как истину, зависит только от тебя, девочка. И если для тебя искусство – иллюзия, то вини не его, а себя.

*
Есть ненаписанные книги, которые оказываются куда полезнее написанных.

*
Когда Пигмалион — маньяк, Галатея может быть только карикатурой.

*
Страной должны управлять не политики и генералы, а деловые люди, те, в чьих руках богатство страны, а раз у них богатство, то они не станут им рисковать.

*
Вы хотите содрать с меня кожу, предлагая мне взамен богатую шубу. Не спорю, может быть, моя кожа выглядит убого в сравнении с вашей дорогой шубой, но поймите меня, я привык жить в своей коже, она неотделима, и всякая попытка вылезти из нее для меня равносильна смерти.

*
В том и состоит положительная стоpона пессимизма, что даже маленькие успехи доставляют тебе pадость

*
Безвкусная идея относительно того, чтобы меня пристукнуть, похоже, становится всё более популярной.

*
- Не пойму, что хорошего он нашел в этой корове.
- А зачем ему хорошее? — сказала Мими, в свою очередь принимаясь за второе. — Ему жена нужна, а не хорошая женщина.

*
В этом миpе акул саpдина обычно выступает в роли закуски. Но подобных вещей вслух не говоpят. Особенно в пpисутствии саpдины.

Цитата дня. Маргарет Тэтчер

Если бы те, кто меня критикует, увидели, как я шагаю по волнам Темзы, они бы сказали: это только потому, что она не умеет плавать
Маргарет Тэтчер

Далее… »

*
Быть могущественной — это как быть настоящей леди. Если вам приходится напоминать людям, что вы ею являетесь, вы ею не являетесь точно.

*
Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе — вопрос тренировки. Способ победы — вопрос чести.

*
Я исключительно терпелива, при условии, что, в конце концов, выйдет по-моему.

Copyright © All Rights Reserved · Green Hope Theme by Sivan & schiy · Proudly powered by WordPress