Самуил Маршак

Мы принимаем всё, что получаем,
За медную монету, а потом —
Порою поздно — пробу различаем
На ободке чеканно–золотом.
1962

Далее… »

«Почему-то в последнее время пристрастился к отдельным четверостишиям. То ли свойственное возрасту стремление к наибольшей лаконичности, то ли четверостишия мои — последние капли пересыхающего потока. Будущее покажет» (11 июля, 1962, т. 8).

* * *

Чудес, хоть я живу давно,
Не видел я покуда.
А впрочем, в мире есть одно
Действительное чудо:

Помножен мир (иль разделен?)
На те миры живые,
В которых сам он отражен,
И каждый раз впервые.

Всё в мире было бы мертво —
Как будто мира самого
Совсем и не бывало,—
Когда б живое существо
Его не открывало.

 

 

О моде

Ты старомоден. Вот расплата
За то, что в моде был когда–то.

 

Берлинская эпиграмма

«Год восемнадцатый не повторится ныне!»—
Кричат со стен слова фашистских лидеров.
А сверху надпись мелом: «Я в Берлине»
И подпись выразительная: «Сидоров».

 

Вересковый мед

Шотландская баллада
(из Роберта Стивенсона)

 
 
Из вереска напиток
Забыт давным–давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

 В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки–медовары
В пещерах под землей.

 Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый – на живом.

      _______

 
Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

 
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки–медовары
Приют себе нашли.

 
Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

 
Вышли они из–под камня,
Щурясь на белый свет, –
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

 
К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.

 
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

 
Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!»

 
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море катились валы.

 
И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

 
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну!» –
Карлик сказал королю.

 
Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!

 
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем…
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.

 
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод –
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!..»

 

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

 

Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец–старик:

 
«Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.

 
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна –
Мой вересковый мед!»

 

* * *

Все умирает на земле и в море,
Но человек суровей осужден:
Он должен знать о смертном приговоре,
Подписанном, когда он был рожден.

Но, сознавая жизни быстротечность,
Он так живет — наперекор всему,—
Как будто жить рассчитывает вечность
И этот мир принадлежит ему.

 

* * *

Да будет мягким сердце, твердой — воля!
Пусть этот нестареющий наказ
Напутствием послужит каждой школе,
Любой семье и каждому из нас.

 
Как часто у тиранов на престоле
Жестоким было сердце, слабой — воля.

 

* * *

Даже по делу спеша, не забудь:
Этот короткий путь —
Тоже частица жизни твоей.
Жить и в пути умей.

 

* * *

Как ни цветиста ваша речь,
Цветник словесный быстро вянет.
А правда голая, как меч,
Вовек сверкать не перестанет.

 

* * *

Читатель мой особенного рода:
Умеет он под стол ходить пешком.

 
Но радостно мне знать, что я знаком
С читателем двухтысячного года!

 

* * *

Человек ходил на четырех,
Но его понятливые внуки
Отказались от передних ног,
Постепенно превратив их в руки.

Ни один из нас бы не взлетел,
Покидая Землю, в поднебесье,
Если б отказаться не хотел
От запасов лишних равновесья.

Цитата дня: Фильм ДМБ

— Пришивайте подворотничок к воротничку.
— А мы не умеем.
— Никто не умеет… Дело не в умении, не в желании и вообще ни в чём. Дело в самом пришивании подворотничка.

Далее… »

— Армия — не просто доброе слово, а очень быстрое дело. Так мы выигрывали все войны. Пока противник рисует карту наступления, мы меняем ландшафты, причём вручную. Когда приходит время атаки, противник теряется на незнакомой местности и приходит в полную небоеготовность. В этом смысл, в этом наша стратегия.

*
— Мужики, а где тут берут в «морские котики»? В стройбат у меня нет никакого настроения — с детства не выношу бесплатного физического труда.

*
— Природа не храм и уж тем более не мастерская. Природа — тир, и огонь в нём надо вести на поражение.

*
- Отсюда, ребятки, наша Родина диктует свою непреклонную волю остальному мировому сообществу.
- Может, бахнем?
- Обязательно бахнем. И не раз. Весь мир в труху. Но потом.

*
- Видишь суслика?
- Нет.
- И я не вижу. А он есть.

*
— Есть такое слово: «Надо»!
— А я тогда присягу принимать не буду!
— Эх, дружок, молод ты… Не ты выбираешь присягу, а присяга выбирает тебя! Прапорщик, запишите эти простые, но в то же время великие слова.

*
— У нас убеждения.
— Какие такие убеждения?
— Мы веруем в Господа нашего, Говинду, а он нам в людей стрелять не велит.
— Всё, вы нам подходите. И говинда ваша ничего. Жутковато, но ничего. И стричь вас опять же не надо. И люди вы, видно, выносливые: 4 часа «Харе Кришну» орать — это не каждый сдюжит… Пойдёте в химвойска.

*
Да, жизнь — это колода карт. Мне было душно от мира. Мир ко мне симпатий тоже не испытывал. Надо было сделать выбор. В монастырях не давали курить, в тюрьмах — пить, оставалась армия. Армия — прекрасная страна свободы… и от мира, и от себя.

*
Чао, Буратины! Можете даже писать мне письма «до востребования». Меня зовут «Себастьян Перейра, торговец чёрным деревом». Шутка!

*
Вот взять меня — кем я был? А кем я стал? Мягко говоря, всем! А почему? Да потому что я — русский солдат! А русский солдат никогда не сдаётся. Один хрен ему терять нечего. Это и есть наша главная военная тайна.

Цитата дня. Йозеф Геббельс

Критик должен быть готов и способен в любой момент и по первому требованию занять место критикуемого им и выполнять его дело продуктивно и компетентно; в противном случае критика превращается в наглую самодовлеющую силу и становится тормозом на пути культурного прогресса.
Йозеф Геббельс

Далее… »

Па́уль Йо́зеф Ге́ббельс (правильно Гёббельс нем. Paul Joseph Goebbels, 1897—1945) — немецкий государственный и политический деятель, оратор, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии (1933—1945).

Пауль Йозеф Геббельс (став взрослым, он преимущественно пользовался вторым именем) родился 29 октября 1897 года в Рейдте в небогатой католической семье бухгалтера Фридриха Геббельса и рос вместе с четырьмя братьями и сестрами. В раннем детстве Йозеф Геббельс перенес остеомиелит, из-за чего у него деформировалась правая нога — всю оставшуюся жизнь он носил специальную обувь, но все равно не мог избавиться от хромоты.


C детьми на рождественском ужине, 1937

*
Пропаганда утрачивает силу, как только становится явной.
*
Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм
*
Всё гениальное просто, и всё простое гениально. Маленькому человечку нравится скрывать свою ничтожность за сложными вещами.
*
Пропаганда должна быть популярной, а не приятной интеллектуально. Поиск интеллектуальной правды не входит в задачи пропаганды.
*
Народ без религии — это как человек без дыхания.
*
Сегодня даже самые радикальные меры нельзя назвать радикальными и самая тотальная война недостаточно тотальна.
*
Знания, чтение книг, опыт и практика приносят больше вреда, чем пользы, если они не основываются на сильном характере.

*
Собственность обязывает и крепко привязывает.
*
Человек был и остаётся животным. С низкими или высокими инстинктами. С любовью и ненавистью. Но животным он остаётся всегда.
*
Большевизм — это диктатура худших.
*
Газета издавалась для народа. Поэтому все материалы должны были писаться тем языком, на котором говорит народ. У нас не было намерения создавать орган для «образованной публики». «Атака» должна была читаться массами, а массы читают лишь то, что они понимают.

*
Денежные свиньи капиталистической демократии… Деньги сделали нас рабами … Деньги — проклятие человечества. Они душат семя всего великого и хорошего. Каждый пенни липкий от пота и крови.

*

В ходе войны нацистской Германии с СССР Йозеф Геббельс неоднократно пытался убедить Гитлера изменить политический курс в отношении славянских народов, надеясь тем самым улучшить боевые условия для немецких солдат в Советском Союзе (очередную попытку министр пропаганды и один из ближайших соратников фюрера предпринял после поражения под Сталинградом). В своем дневнике Геббельс писал: «…лозунг о том, что на Востоке мы боремся только с большевизмом, а не с русским народом, существенно облегчит там нашу борьбу»

*
Большевизм, являющийся на самом деле нападением на мир личности, делает вид, будто он является светочем разума. Там, где того требуют обстоятельства, он предстаёт волком в овечьей шкуре. Но под лживой маской, которую он то здесь, то там надевает на себя, неизменно таятся дьявольские силы по разрушению мира. Там, где у него была возможность применить на практике свои теории, он создал так называемый «рабоче-крестьянский рай» в виде гигантской пустыни нищих и голодных людей. Если мы посмотрим на его доктрины, то мы увидим вопиющее противоречие между его теорией и его практикой. В теории он страстен и грандиозен, но за его привлекательной внешностью скрывается яд. На самом деле он страшен и ужасен. Это видно из миллионов жертв, принесённых на его алтарь, — мечом, топором, голодом, верёвкой палача. Его учение обещает безграничную «власть рабочих и крестьян», бесклассовый общественный строй, охраняемый государством от эксплуатации; он проповедует такой экономический принцип, при котором «всё принадлежит всем», и что в этой связи наконец наступит мир во всём мире.

Миллионы рабочих с нищенским жалованьем, которое просто нельзя себе вообразить в западной Европе; миллионы скорбящих и страждущих крестьян, у которых отобрали их землю, опустошаемую и разоряемую безумным экспериментом по парализующему коллективизму; голод, от которого ежегодно гибнут миллионы людей (и это в стране столь гигантской протяжённости, что она может служить житницей для всей Европы!); создание и оснащение армии, которая, согласно заявлениям всех ведущих большевиков, будет использоваться для осуществления мировой революции; грубое и безжалостное управление этим ведущим в пропасть государственным и партийным аппаратом горсткой террористов, состоящей по большей части из евреев, — всё это говорит совсем на другом языке, и мир не может слушать его до бесконечности, ибо это рассказ о безымянных страданиях и невообразимых лишениях, которые терпит народ с населением в сто шестьдесят миллионов человек.

Этот сатанизм мог зародиться только в мозгу кочевника без народа, расы и страны. И только одержимый сатанинской злобой мог начать эту революционную атаку. Ибо большевизм — это не что иное, как грубый материализм, спекулирующий на основных инстинктах человека. И в своей борьбе против западноевропейской цивилизации он использует самые низкие человеческие побуждения в интересах международного еврейства.

*
К нам поступают теперь бесчисленные сведения о большевистских зверствах. Они настолько ужасны в своей правдивости,что дальше ехать некуда.
*
Нелепо говорить, что покорность и дисциплина нужны лишь солдатам и играют незначительную роль в жизни наций. На самом деле все наоборот.

Дисциплинированное и обязанное подчиняться общество способно к мобилизации всех сил, облегчающих утверждение существования наций, и поэтому с великим успехом представляет интересы всех своих слоев. Однако такое общество нельзя создать с помощью одного только принуждения, но лишь захватывающей силой идеи, то есть, с помощью напряженного постоянного образования.

Существуют такие люди — которые, даже перед лицом громадного и всепоглощающего счастья, совершенно не способны к рефлексии, не говоря уже об эмоциях. Такие люди не обладают внутренней искрой жизни, и бесполезны для любого общества. Они не творцы истории, и уж тем более, невозможно творить историю, находясь рука об руку с ними. В своей глупости и пресыщенном декадансе, они — ничто иное, как бесполезные и испорченные животные. Они находят удовольствие и удовлетворение в возвышенных мыслях, то есть в невежестве, которое кажется им разумностью или мудростью, поднимающей их выше всяких мирских событий. Совершенно ясно, что нация не может состоять из подобного рода глупцов, и при этом быть способной на возвышенные действия и свершения.

Однако, невозможно представить или даже править, нацией, которая в основном состоит из этих дураков, а не из чистокровных, идеалистичных, верующих и преданных женщин и мужчин. Только такие люди являются значимыми единицами национального сообщества. Им можно простить тысячи слабостей, если только они достаточно сильны чтобы отдать — если потребуется — свои жизни ради своего идеала или мировоззрения.

Франция для французов, Англия для англичан, Америка для американцев, и Германия для германцев.

Хочу сказать в этот день, который, возможно, памятен всему миру, а не только нам, германцам: в течении своей жизни мне часто приходилось быть пророком, и за это меня часто осмеивали. Во время моей борьбы за власть в первую очередь именно евреи воспринимали мои пророчества со смехом, когда я говорил, что однажды я стану руководителем всего государства, и вместе с этим — всей нации, и что в таком случае, я, среди прочего, решу и еврейский вопрос. Их смех, некогда такой громкий, теперь, как я полагаю, застрял у них в горле.


Семейство Геббельсов в гостях у Адольфа Гитлера

*

«Акта о капитуляции за моей подписью не будет!»

22 апреля 1945 года Йозеф Геббельс вместе с семьей переехал в бункер под рейхсканцелярией («бункер фюрера»). 30 апреля после самоубийства Гитлера — в соответствии с политическим завещанием фюрера — министр пропаганды стал его преемником на посту рейхсканцлера, однако отказался подписывать акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. 1 мая 1945 года Йозеф Геббельс со своей супругой Магдой покончили жизнь самоубийством, предварительно отравив цианистым калием своих шестерых детей. Советские военные нашли их полуобгоревшие трупы на следующий день, 2 мая

Цитата дня. Богомил Райнов

Вы хотите от меня невозможного. А невозможное всегда стоит немножко дороже.
Богомил Райнов

Далее… »

*
…то, чем другие пренебрегают, всегда в избытке. Может, в этом и есть рецепт того, как быть всегда довольной жизнью? Привыкни к тому, чего не едят другие, и будешь всегда сыта.

*
- И что же в них особенного, в этих брильянтах? — продолжает рассуждать мой друг. — В том-то и дело, что ничего особенного. Чистый углерод.

*
Ничто так не укрепляет здоровье, как спокойный сон и одиночество.

*
И все-таки ожидание не всегда приближает нас к цели. Можно терпеливо, до умопомрачения ждать поезда там, где он не проходит.

*
Все мы в молодости воображаем, что жизнь — это состязание на скорость. И только потом понимаем, что она — состязание на выносливость.

*
Трудно приблизиться к порогу искусства. Многие так и остаются за порогом. Но еще труднее переступить его и войти в храм, ибо с древности известно, что много званых, но мало избранных.

*
Воспринимаешь ли ты искусство как иллюзию или как истину, зависит только от тебя, девочка. И если для тебя искусство – иллюзия, то вини не его, а себя.

*
Есть ненаписанные книги, которые оказываются куда полезнее написанных.

*
Когда Пигмалион — маньяк, Галатея может быть только карикатурой.

*
Страной должны управлять не политики и генералы, а деловые люди, те, в чьих руках богатство страны, а раз у них богатство, то они не станут им рисковать.

*
Вы хотите содрать с меня кожу, предлагая мне взамен богатую шубу. Не спорю, может быть, моя кожа выглядит убого в сравнении с вашей дорогой шубой, но поймите меня, я привык жить в своей коже, она неотделима, и всякая попытка вылезти из нее для меня равносильна смерти.

*
В том и состоит положительная стоpона пессимизма, что даже маленькие успехи доставляют тебе pадость

*
Безвкусная идея относительно того, чтобы меня пристукнуть, похоже, становится всё более популярной.

*
- Не пойму, что хорошего он нашел в этой корове.
- А зачем ему хорошее? — сказала Мими, в свою очередь принимаясь за второе. — Ему жена нужна, а не хорошая женщина.

*
В этом миpе акул саpдина обычно выступает в роли закуски. Но подобных вещей вслух не говоpят. Особенно в пpисутствии саpдины.

Цитата дня. Маргарет Тэтчер

Если бы те, кто меня критикует, увидели, как я шагаю по волнам Темзы, они бы сказали: это только потому, что она не умеет плавать
Маргарет Тэтчер

Далее… »

*
Быть могущественной — это как быть настоящей леди. Если вам приходится напоминать людям, что вы ею являетесь, вы ею не являетесь точно.

*
Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе — вопрос тренировки. Способ победы — вопрос чести.

*
Я исключительно терпелива, при условии, что, в конце концов, выйдет по-моему.

Copyright © All Rights Reserved · Green Hope Theme by Sivan & schiy · Proudly powered by WordPress