Oscar Wilde — The Dole of the King’s Daughter

Шедевр (как и положено шедевру) не поддается осмыслению. Кто эти семеро? Рыцарь, Паж, четверо всадников, Королевна и ее Обожатель, итого восемь персонажей. Обожатель, выполнив свою кровавую миссию, тоже сложил голову? был убит Королевной? почему на нем один грех? быть может, выполнив шесть заказных убийств Королевны, Обожатель, осознав роль марионетки, лишил жизни возлюбленную? или самого себя?

Далее… »

Есть и более готичная версия — Королевна в финале покончила с собой, может быть, не вынеся содеянного под давлением обстоятельств. В пользу версии говорит статичность образов стихотворения: и небо и вода и звезды неподвижны — все умерли. Королевна испачкана кровью (и в прямом и в метафоричном смысле) и с ног до головы усыпана розами, а цветы на живых объектах в вертикальном положении плохо держатся. (Хотя тут мне возразили)
Еще одна версия — Королевна убивала всех, заманив под неким предлогом, красные розы символ любви и страсти, предлог очевиден. Первой жертвой коварства стал Рыцарь, верный Паж обеспокоился и последовал за своим хозяином… Обожатель прервал роковую цепь, погубив Королевну, и затем умер от ран? Также не исключено, что шесть грехов Королевны — это шесть убийств, а седьмой — это погубленная душа Обожателя-исполнителя, который виноват только в своей безрассудной любви.
Возможно, что число семь носит сугубо сакральный метафорический характер, это не криминальная хроника, и пересчет тел, грехов и преступлений не уместен… и тогда еще сложнее реконструировать события.
Ясно одно — Уайльд чего-то недосказал, а Королевна — редиска.


Однако осведомленные люди сообщают:

Королевишна и её подручный (one man who loves her true) ухайдокали рыцаря и его пажа — видимо, из корыстных намерений. Но им это с рук не сойдёт, так как четверо всадников с четырёх сторон света уже скачут, чтобы разобраться с убийцами по понятиям (for the King’s daughter rest). Поэтому яма, которую подручный вырыл для убитых, вместит заодно и убийц тоже. Вот так как-то. Мутная история, конечно.

Интересно заметить, фраза

And O where her bosom and girdle meet
Red roses are hidden there

явно предвещает, что принцессу пырнут холодным оружием в солнечное сплетение.
И вообще,

«Уайлд таинственности напускает, в духе стилизаций прерафаэлитов и Моррисона под Средневековье. Это как бы перевод старинной бретонской баллады (несуществующей). Имитация бретонской баллады, причём не шибко убедительная, хотя абсолютно прекрасная.»
siberian_cat

Соглашусь, фраза об отдыхе Королевны, пожалуй, должна интерпретироваться именно в таком контексте. Четверо в яме — это совсем не те четверо, кто прискакал, а наоборот. Хотя получилось логично: преступление — возмездие, все равно непонятно, откуда число семь, хотя с таким финалом у Королевны должно быть богатое прошлое… Сюжет напомнил историю Миледи из мушкетеров (лилии и все такое)


THE DOLE OF THE KING’S DAUGHTER
Seven stars in the still water,
And seven in the sky;
Seven sins on the King’s daughter,
Deep in her soul to lie.

Red roses at her feet,
(Roses are red in her red-gold hair)
And O where her bosom and girdle meet
Red roses are hidden there.

Fair is the knight who lieth slain
Amid the rush and reed,
See the lean fishes that are fain
Upon dead men to feed.

Sweet is the page that lieth there,
(Cloth of gold is goodly prey,)
See the black ravens in the air,
Black, O black as the night are they.

What do they there so stark and dead?
(There is blood upon her hand)
Why are the lilies flecked with red?
(There is blood on the river sand.)

There are two that ride from the south to the east,
And two from the north and west,
For the black raven a goodly feast,
For the King’s daughter to rest.

There is one man who loves her true,
(Red, O red, is the stain of gore!)
He hath duggen a grave by the darksome yew,
(One grave will do for four.)

No moon in the still heaven,
In the black water none,
The sins on her soul are seven,
The sin upon his is one.

‘The Dole of the King’s Daughter’ was originally published in the Dublin University Magazine in June, 1876. It was revised for Poems (1881).


Перевод ilparazzo

УДЕЛ КОРОЛЕВНЫ

Семь звёзд в воде без движенья,
Семь в небесной выши.
Семь грехов на королевне,
Лежат в глубине души.

Красные розы у ног её
(Красные розы к медным льнут волосам)
И где встречается с грудью корсета шитьё,
Красные розы укрыты там.

Прекрасен рыцарь, что сражён
В прибрежных камышах.
И правит чахлых рыбок рой
Свой пир на мертвецах.

Мил паж, который тут лежит,
(Станет славной добычей наряд из парчи,)
В небе воронов чёрных стая кружит,
Их крылья черней самой чёрной ночи.

Как гибель свою они здесь нашли?
(Кровь на её руке)
Почему красным лилии окроплены?
(Кровь на прибрежном песке)

Двое скачут с юга и на восток,
С запада и севера — двое,
Лакомый воронам чёрным кусок,
А королевне — покой.

Есть тот, чьи искренни чувства к ней,
(О, как пятна крови красны, красны!)
Он вырыл могилу близ тёмного тиса корней,
(Одна могила — для четверых.)

Нет луны в небесах без движенья,
Нет на глади чёрной воды,
Семь грехов на душе королевны,
Грех на его — лишь один.


Перевод daymare

Судьба Принцессы

Семь звезд мерцают на своде небес,
И семь же в спокойной воде.
У юной принцессы во лоне бес
И семь грехов на душе.

И в ярко-рыжих ее волосах
Розы алой бутон.
Разврат и истома в ее глазах,
А губы падки на стон.

И бледные ноги ступают легко
По розовым лепесткам.
А тело того, кто желал ее
Ныне на дне пруда.

Он рыцарем был, а теперь мертвец
Труп его — рыбий корм
Принцесса гладит червонный венец
Глядя в пучину волн.

Чернее тьмы воронье кружит
И пира кровавого ждет.
И пряжа событий в руках Судьбы
Золотом алым блеснет.

У царской дочки руки в крови!
Как трудно ее смывать!
И белой лилии лепестки
В алой крови опять.

Вот двое скачут от юга к ней
Весть принцессе несут
И двое от северных же королей
Будет вершиться суд.

Но новый влюбленный к ее ногам
Головы сложит гонцов.
Принцесса приникнет к его устам,
И он поверит в любовь.

И под старым тисом могила одна
Вырыта на четверых,
А вокруг могилы розлита мгла,
Вычернен лик луны.

Звезды прячутся в темной воде,
Принцесса в глядит в окно…
Семь грехов на ее душе,
И один, страшней — на его.


СЕМЬ
Перевод: Белкина Е. О aka Ratatosk

Семь звёзд на водяной глуши
И семь на своде неба,
Грехи в углах своей души
Скрывает королева.

Алеют розы у ступней
И в пряже кос сверкают,
Стан стройный дщери королей
Весь розы укрывают.

Прекрасен рыцарь, что лежит
На камышовом ложе.
А стая рыб над ним кружит,
Лицо, целуя, гложет.

Убитый паж, как он красив,
В парче сияя смертью.
Ворон на ужин пригласил
Из угольной заверти.

Как смерть пришла по их следам?
И длань её кровава…
Кувшинки все в багрянце там,
Песок от крови ржавый.

Мчат двое с юга на восток
На запад двое скачут,
Для воронья такой кусок
Царевна не припрячет.

Есть муж, в любви её цепях
И пятнах кровяных.
Могилу выкопал в корнях
Одну на четверых.

Луна за ширмой облаков,
Мрачна вода глубин…
Из всех семи её грехов
Себе он взял один.

*

Copyright © All Rights Reserved · Green Hope Theme by Sivan & schiy · Proudly powered by WordPress